Елена валеева лфк — Лечение суставов
Елена валеева лфк

Елена валеева лфк

Доктор искусствоведения арт-критик В.М. Мартынов

 

 Весьма редко, но в изобразительной практике встречаются аномалии, когда не авторская воля и призвание определяют профессиональную биографию художника, а напротив творчество как таковое настоятельно подталкивает человека к открытию в самом себе особого таланта, обозначению новых горизонтов в искусстве. Именно подобным образом обстоит ситуация с произведениями современной московской художницы Елены Валеевой.

Свой путь незаурядного и главное востребованного сегодня арт-креатора она начала с участия в качестве экспонента на замечательной выставке творческой молодежи Москвы конца 1980-х годов «Вне жанра». К тому времени ею было завершено высшее специальное образование на художественно-графическом факультете МГПИ и успешно защищен дипломный проект театрально-художественного свойства — серия постановочных объектов под общим названием экшен-инсталляция «Аленький цветочек». Выставка прошла осенью 1989 года и была организована инициативной группой неформалов (то есть не членов творческих союзов) как альтернатива модному тогда в перестроечной России направлению соц-арт или ангажированного политикой либо, идеологией изоискусства. Как явствует из девиза выставки: «Быть вне — это значит не зависеть…» (Ж — П. Сартр) — на ней были представлены работы нонконформистов и по профессиональным и по жизненным установкам осознающих себя не столько художниками или тем паче диссидентами, сколько жуирами, ищущими альтернативы скучной действительности. Уже в рамках данной экспозиции молодой автор программно обозначила неприятие стандартных способов достижения популярности и известности.

  Ранние произведения Елены Валеевой — это и в самом деле «овеществленные метаморфозы», вызывающие странные и смешанные чувства. Будучи по форме своего рода «репортажными зарисовками», фиксирующими мимолетные путевые впечатления от туристических поездок на Восток и в страны Северной Африки, такие музейные артефакты как: «Разговор о вечности» (1996 г.), «Солнечный ветер» (1998 г.), «Вино» (1997 г.) выполнены тем не менее в технике монументально-декоративного ткачества, требующие долгой и многотрудной студийной работы, высшей степени владения техноканоном, навыками древнеегипетской скульптоживописи в построении сакральных храмовых рельефов.

     2
   

Живописец не может и не должен изображать только очевидное, скорее подлинный талант призван исполнять жизнь в ее вещественных и осязаемых проявлениях так, чтобы видеть означало — понимать, а знать — постигнуть суть вещей.

Елена Валеева

  У истоков собственного художества Елена Валеева усматривает стремление разрушить актуальность постигаемого, научить видеть нынешнее в отсветах прошлого. При этом она не реконструирует и не стилизует насущную данность под памятники искусства архаических эпох, но пытается убедить современного зрителя в средовом их осуществлении вопреки диктату «здесь и сейчас», в феноменальном соприсутствии прошедшего, настоящего и предполагаемого внутри единого эстетического переживания. Вот почему в композициях художницы ничего не происходит, отсутствует действие, а лишь предъявляется бытовой эпизод, выстроенный сценическим образом. Как заметил Мишель Фуко экстранормальность мировоззрения автора проявляется тут тем, что: «Непосредственному восприятию уже не под силу улавливать смысл изображения, оно не говорит само за себя; между знанием, одушевляющим его, и формой, его облекающей, разверзается пропасть. Пустота образа наполняется видениями и галлюцинациями» («Слова и вещи»). Теперь, чтобы истолковать изображаемое, требуется особая психосимволистская техника. Интегральность мыслеобраза уточняется в бесчисленных по сути декоративных детализациях орнаментального качества.

 Хронотопы — таково жанрово-морфологическое определение произведений, создаваемых Еленой Валеевой с использованием как традиционных, так и оригинальных новаторских технологий.

 Этнонатуральность, кинематографичность видеом художницы возникает независимо от ее воли именно потому, что она не подозревает об экспрессивной значимости прикладного умения тактильной имитации вещественных фактур, силы осязательного убеждения в телесности изображаемого. Время и пространство как фундаментальные характеристики человеческого бытия в картинах Валеевой сорастворяются воедино, не подменяя друг друга, а интегрируясь общим переживанием бесконечности трансформаций природы, вплоть до пугающих совпадений крайних проявлений или взаимоуподоблений натурофизиогномики: зарождения, расцвета, угасания, перехода из биотической фазы существования в метемпсихическую, виртуальную, глобальную, а затем и космическую.

  С наступлением третьего тысячелетия «экотематизм» стал направляющим фактором в выборе сюжетов и поэтической трактовке произведений Елены Валеевой. Концептуальное оживление или витализация природных стихий, трансперсонализация предметной среды когда инертная материя под воздействием авторской воли наделяется энергией самоосуществления через иконическую выразительность приводит у художницы реальность к фантомности, то есть внедрению прошлого в будущее, минуя настоящее. Таковы ее миражеподобные видения бедуинов, верблюжьих караванов, ритуальных сцен кочевого быта, разворачивающихся в Сахаре как бы на фоне вечности. Экологическая по сути идея о том, что Дом человека, а не жилище, возникает лишь там, где среда обитания одухотворяется женщиной, останавливающей бесприютные скитания сквозь пространства и времена нашла остроумное выражение в картинах: «Ожидание» (2003 г.), «Нежность» (2001 г.), «В Сахаре» (2003 г.). Вряд ли наша художница подозревает о супрематическом качестве создаваемых ею работ. В своем творчестве она отталкивается от непосредственных впечатлений, реализуя их однако чисто исполнительски, в процессе рисования, подбора красочных фактур, грунтовых и лаковых покрытий, пластифицирования или наоборот нивелировки поверхностей бумаги, тканей, картона либо дерева, то есть материализации, воплощении каскада сиюминутных переживаний, а не философского замысла, хотя профессиональность при этом выступает гарантом станково-картинной живописной сути создаваемого, как это видно в «Портрете с нимбом» (1991 г.), а также «Ретропортрете с гвоздикой» (2003 г.), где красочные и матерчатые сочетания равногармоничны как по валерности, так и колористически.

  В искусстве, утверждали пророки, не стоит искать научения и уж тем более какого-либо вразумления. Оно, по представлениям толпы, есть всего лишь способ удивляться тому, что окружает человека. Художник тут выступает сам не зная того, носителем чудесного, он просто предъявляет людям необычное, интересное каждому именно своей странностью и неповторимостью. Эту собственную внеположенность себя проистекающему вокруг и внутри нее и пыталась передать Елена Борисовна Валеева в раннем «Портрете с нимбом», «Имиджпроект» совсем недизайнерского свойства. Вглядываясь в этот «ассамблаж», зритель становится свидетелем развоплощения материи в анограмму предметных фактур, в цветовое марево вспышек ультрафиолета и инфракрасного диапазона.



Source: elena-valeeva.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *